Информационное агентство
Home » Скена » Бунтари. Громкий спектакль, после которого хочется помолчать.

Бунтари. Громкий спектакль, после которого хочется помолчать.

18 Янв 2016

Говорят, что сколько людей, столько мнений. Еще, столько же глаз. Увиденное на сцене МХТ уже трактуют по-разному. Кто-то называет «Бунтарей» энциклопедией русского бунтарства, кто-то про либеральным спектаклем, а кто-то посчитал это новым всплеском новой волны протестного движения.

Энциклопедичность, простите мне мое занудство, предполагает, что из этого источника можно черпать знания. Но спектакль, специально уточняла, так как не являюсь ученым историком, от исторических реалий и даже известных общедоступных фактов лишь отталкивается, но не следует им. Что касается политических аллюзий, то каждый видит то, что он хочет, и даже если на сцене нейтральный шалаш, кто-то всегда норовит засунуть туда Ленина. А уж на таком богатом материале, который в спектакле представлен, можно насочинять все, что душе угодно.

Главная после увиденного мысль: действительно, куда утекает, сквозь какие пальцы, энергия российского бунтарства? Бессмысленны ли эти попытки? Что в остатке? И стОит ли начинать, если финал предрешен? Ведь ни одна революция, которая в России была задумана во спасение народа (не себя, а какого-то того, мифического народа, который в этом бедный нуждается), не увенчалась… ничем. Или в итоге, развернув оглобли, обернулась против того самого народа, да и против устроителей, так или иначе. Об этом, как впрочем и о любых других событиях нашей российской истории, вообще не принято говорить. В школе, скажете вы? Еще не наполненные знаниями и не окрепшие детские умы вряд ли способны на внятный анализ. А дальше: ни предпосылок для этого, ни попыток, ни традиции у нас нет. Как нет совершенно и традиции покаяния, изучения ужасного опыта, нет традиции люстрации. Возможно поэтому, российская история ходит и ходит по кругу, повторяя все те же ошибки, не зная о предыдущем опыте или замалчивая его, наступая на те же грабли. Мы особенно любим эти грабли за то, что синяки на лбу позволяют потом пожаловаться на свою такую чудную уникальность, недопонятость, неприкаянность, особенность русской души. В наших традициях любить юродивых, а в наших сказках главные герои Иваны-дураки. Дурость и глупость, как основополагающая движущая сила русской истории? Хорошая тема для диссертации. Не потому ли и на печи до сих пор многие, как и двести лет назад (здесь я об отсутствии электрификации и газо- водопровода во многих деревнях страны, если не очень ясно), что ждут пока печь, как в сказке, «по щучьему веленью», поедет за дровами в лес? Возвращаясь к бунтарству, а то можно далеко убежать, авторы спектакля не пошли, как в сказках за тридевять земель, а остановились на веке 19 и 20.

Идея анализировать прошлые российские бунты родилась у папы режиссера, Александра Молочникова-старшего. Но реализована поколением молодых, которые про квартирники знают лишь понаслышке и вряд ли слушали рок 80-х. Хотя, возможно наоборот, выросли на нем? Бунты для спектакля отобраны не народные-стихийные, как Пугачева или Разина, а лишь «интеллигентские» по своему происхождению: народовольцы, декабристы и рок-музыканты 80-х. Кроме прекрасной открытки в одной из новелл с тремя головами Маркса-Энгельса-Бакунина, вместо Ленина о большевиках тоже не вспомнили. Зато вспомнили здесь в одной из сцен тв-программу «Музыкальный ринг» времен тех же 80-х. И «Бунтари» спектакль прежде всего музыкальный. Рок — его рамка, его смысловая и двигательно-зажигательная сила.

Анализ меж тем можно проводить по-разному. Тот, что вы увидите на Малой сцене МХТ — залихватски не научен, исторически не корректен, драйвово шикарен, неряшливо прекрасен, и дурака-валятелен в лучшем смысле этого слова. Зарисовки на темы народовольцев и декабристов носят слегка домашний, можно даже сказать квартирный характер, и состоят из нескольких новелл разных авторов (Александр Архипов, Михаил Идов), как сейчас модно в кино, кстати. «Все в наших руках», – поет Кинчев, или он там что-то другое поет, но Кинчев присутствует, как и Гребенщиков, Цой и др. В первой новелле будто ожившие достоевские бесы, одержимые революцией, рассуждают о том, что все в их руках, сбежав от консервативных родителей, поющих на веранде дачи или имения «Золотую бричмулу», запивая ее чаем с пирожками. Все разговоры, разглагольствования, болтовня и мечтания возникших будто из пустоты, или из одной прочитанной книги, идей псевдо-радетелей за народ, тоже в итоге оказываются пустыми фантиками от конфет. А сама конфета заранее спрятана в карман: извечное желание власти, денег или секса.

Заранее и навсегда отделив себя от народа, про это уже следующая новелла, они идут «в него», неся разумное-доброе-вечное, но столкнувшись, пугаясь, не понимая, не узнавая, бегут назад, чтобы в своем кругу таких же неудачников или потерявших смысл жизни, или безумных романтиков (вставьте что вам ближе) сочинить, что тому народу надо, так как он сам, глупый, никогда не поймет.

Реальные исторические персонажи Рылеев, Пестель, Пушкин, Перовская, Наполеон, Николай, Александр, Бакунин, в том как они показаны и как существуют, вряд ли достоверны. Но как минимум любопытны, порой неожиданны, смешны и парадоксальны. Они задают вектор вопросов, не давая ответов. Убирайте рациональность и логику. Чувствуйте этот спектакль ушами или сердцем, что у вас лучше развито? Слух или эмпатия? Отдайтесь ему всей душой и телом. Растворитесь, как прекрасные и смелые актеры, что участвуют в нем.

Про актеров отдельно пару строк.

Уже не раз отмеченные и замеченные, в том числе в первой режиссерской работе Александра Молочникова «19.14»: Артем Волобуев (Рылеев и др), Павел Ворожцов (Пестель, рок-музыкант и др), Артем Быстров (декабрист и др) продолжают безумно радовать, наступая на пятки старшему поколению МХАТовцев. Не возможно не заметить в спектакле и новое лицо, актер Денис Бургазлиев, состоит с 2000 года в труппе Ганноверского драматического театра “Niedersachsischen Staatstheater Hannover GmbH” и одновременно является лидером современной рок-группы «Инкассатор», здесь выступает в нескольких эпостасях, в том числе пребородатого мыслителя Бакунина. Артём Соколов может открывать коллекцию сверх необычных образов, которые он уже сыграл: его загорающая дама в лиловом в этом спектакле заметна издалека. От народовольца Сергея Нечаева, которого играет еще вчерашний выпускник ГИТИСа Александр Кузнецов холодок бежит по коже, так он фантастически холоден, безразличен и беспринципен. Григорию Сиятвинда досталась роль (угадаете?) правильно, Пушкина: сверкающий строками, как остротами, на роликах рассекающий зал, или взмывающий с крыльями ангела под потолок, «наше всё» русской культуры здесь не традиционно хорош. За смелость браво режиссеру, конечно. Представленные в программке спектакля общей группой, без разбивки на роли, все актеры в этом спектакле действительно выступают единой командой, музыкальным фронтом, прекрасным и очень талантливым.

Так зря или не зря? Каждый из них: тех, кто вышел на площадь, кто был сослан и кто повешен. Кто метал бомбы и кто их придумал метать. Зря или не зря? Они сделали это, чтобы кто-то пошел по их следам? Или кто-то сделав выводы или ужаснувшись должен пойти другим путем? Не повторять их ошибок? Должен ли быть в каждом поколении свой бунтарь, как косточка, застревающая в горле? Или как сверхновая звезда на небосводе? Или лучше надеть ролики, и под музыку стихов, вереницей поэм, с царем за руку и за Александром Сергеевичем? И сказки писать? Или стоит принять беспросветность жизни и невозможность изменить мир, ибо «он придуман не нами»? Это прекрасно, господа, что кто-то сумел за пару часов встряхнуть болото настоящего так, чтобы со дна поднялся такой ворох вопросов. И ил еще долго будет опускаться на место. Это очень громкий спектакль, после которого хочется долго молчать.

Смотрела на прогоне Анастасия Вильчи / Фото Галины Фесенко

 


Метки: ,
Раздел: Скена

facebook          

Опубликовал:  Анастисия Вильчи

Ваш отзыв

Вы можете использовать следующие теги: <a href=""> <b> <blockquote> <cite> <code> <del> <em> <q> <strike> <strong>