Информационное агентство
Home » Скена » Деревня дураков.

Деревня дураков.

15 Янв 2016

Деревня дураков. Малая сцена МХТ им Чехова. Реж М.Брусникина

Кроме того, что будет какая-то деревенская история — ничего мне не было известно. История (повесть) Натальи Ключаревой оказалась обыденной (читай: выворачивающей наизнанку) историей обычной российской деревни (читай: все пьют) века нынешнего, но с таким же успехом и прошлого. Веками в России ничего не меняется, и это, отчасти, тема спектакля. Тема эта, под тем или иным углом скачет из спектакля в спектакль: от утверждения, до вопроса. Почему в России ничего не меняется веками? Это уже новые «Бунтари» на этой же сцене МХТ.

История начинается и заканчивается с приездом в Митино нового учителя истории: Мити (Данил Стеклов). Где найти в наше время дурачка, поехавшего в глушь, в деревню из Москвы за картинками из детства, за лошадью, не знаю, но по воле автора пусть будет. Когда мне было 19, я влюбилась в общаге нашего университета в парня из деревни, и, собиралась к нему на каникулы в гости. Помню его саркастическую улыбку в сторону насквозь городской девчонки: «Романтики, Настя, на два дня. А потом, зачем тебе те коровы?” Но, видимо, юность, она подвержена таким порывам и метаниям, а потому, пусть будет такой Митя.

Светлое пятно на фоне деревянного забора из темных досок (сценография Николая Симонова), в черном же длинном платье — отец Константин (Артем Быстров). Во втором действии он будто исчезает (молча сидит на завалинке, а то и вовсе не видим), но в первом успевает поколебать уверенность в том, что мир-сошел-с-ума-и-Бога-нет-на-свете: конечно, выпускнику семинарии тягаться интеллектом с жителями деревни, где в школе 11 учеников, а педагогов едва ли наберется больше трех, включая директора, вроде как в шахматы играть с трехлетним ребенком. Но отец Константин спускается в своих не проповедях, а разговорах до уровня понимания селян, сыплет обтесанными под простой народ притчами, а чаще даже просто не словом, а делом подпирает там, где вот-вот «прорвет плотину». И в церковь он не спешит сразу, как приехал. А скорее к людям. Дико положительный, можно любоваться, в общем. Но и его веры и усилий, добрых дел и мыслей, в итоге не хватает, чтобы перевесить коллективное митинское мракобесие. Дураки, что живут в деревне Митино, они разные. Порой начитаны, пикеты в защиту школы устраивают в областном центре, верят в НЛО, ходят петь на клиросе или даже слывут церковными старостами. Строчат доносы, ходят справлять похоть к местной психушке, гонят, продают и пьют самогон, в общем, обычные люди. Дураки, что живут по-соседству через лес, организованные иностранными волонтерами в поселение, душевнобольные из разных спец интернатов, как дети наивны, никого не трогают, все в белом (по решению художника спектакля), но их покой и порядок, как и самоотречение и жертвенность пришлых волонтеров, соседей пугает. А то, что пугает, что выше тебя или не ясно, что мозг разобрать не может, то принято разрушать. Снова доносы. Ну и, как апофеоз, огонь.

Еще два светлых, точнее сказать радужных пятна в спектакле: это семейная чета Фима & Серафима (Евгений Киндинов и Нина Гуляева), пара, которая счастлива, а потому, по мнению селян «колдует, не иначе, дед Ефим». Митя, в окружении их цветущего сада, взаимной любви, варенья и сена какое-то время счастлив, получив свою «картинку» села, как из кино. Ну а актерскими работами можно любоваться. И старшим поколением, и младшим (Артем Волобуев, Алексей Варущенко, Алексей Кирсанов, Мария Карпова и др), и отдельно пару слов о среднем. Прекрасный Вова-водила у Игоря Хрипунова, от руля и походки до любимой песни. И абсолютно потрясающая Любка у Евгении Добровольской. Сначала сложно узнать ее в алкашке, пробивающейся к только что открытому магазину, потом чуть не плачешь, когда она снится в розовом платье, раздающая яблоки. Так сыграть, за час, в одной роли безысходность, беспробудное пьянство, материнство и любовь, похоть и боль, надежду и отчаяние, это «браво».

Финальная же актерская экзальтация, удивила и напомнила мне скорее водоворотную режиссуру Кирилла Серебренникова, чем спокойное течение режиссера Брусникиной. Некий, отпущенный на пике финала, вопрос повисает в воздухе, оставляя зрителей самих решать, после экскурса в хваленую русскую духовность и в деревню дураков, кто виноват? И что делать?

Театр не лечит. Ставит вопросы. Спектакль тяжелый и этим прекрасен.

© Анастасия Вильчи

Метки:
Раздел: Скена

facebook          

Опубликовал:  Анастисия Вильчи

Ваш отзыв

Вы можете использовать следующие теги: <a href=""> <b> <blockquote> <cite> <code> <del> <em> <q> <strike> <strong>